на главную

КАСАБЛАНКА.

И в беседах с океаном

Под дождём или под планом

Мне откроются секреты –

Я пойму и стану легче,

И прозрачными руками

Подниму себя за плечи…

Земфира, “Австралия”



Часть первая. Мечта. Она же – вживление России в неокрепшие африканские умы.


Агадир – это город на берегу Атлантического океана. Находится он на юге Марокко, прямо возле Западной Сахары – страны, которую марокканцы считают частью своего государства.

Здешние океанские волны, выкатываясь на сушу и откатываясь обратно, всякий раз оставляют после себя широкую – порой до сорока-пятидесяти метров – полосу ровного влажного песка. Ночью в этой полосе видны разноцветные огни города, они – как миражи. Тонкий слой воды на мелком-мелком песке отражает словно зеркало.

Пляж, простирающийся от самой левой оконечности Агадира до самой правой, венчается высокой горой, на которой крупными буквами написаны три арабских слова: “Бог. Родина. Король”. Марокко – это королевство.

Пляжную полосу от магазинов, отелей и городских зданий отделяет узкая мощёная автомобильная дорога. Вечером она перекрывается и превращается в широкий бульвар, по которому гуляет весь Агадир. Столь чудесная метаморфоза происходит ежедневно. Все гуляют здесь – прочие улицы пустеют, наполняясь только машинами.

Ощущение праздника тут на каждом шагу: улыбающиеся люди петлистыми ручьями вливаются в одну большую людскую реку, звучит музыка, в небо взмывают светящиеся разными цветами игрушки. Точно у агадирского населения постоянный Новый год. Весёлые арабские лица будто миксером перемешены с довольными изгибами губ иностранцев, приехавших лично поучаствовать в торжестве.

И вот ты одеваешь в номере гостиницы футболку, купленную два дня назад в Ярославле. В тысячелетнем Ярославле, выкрашенном, вычищенном и напоминающем русскую Европу, как её напоминают центральные районы Москвы и Санкт-Петербурга. Летние кафе с гамаками, затенённые зелёными куполами десятков церквей узкие улочки, низкая застройка, стрелка Волги и Которосли с поющими фонтанами – пожалуй, так должен выглядеть сейчас, в начале XXI века, каждый русский город. Жаль только, что для этого нужно ждать солидного юбилея.

Приближается годовщина? Кратная ста? Хорошо, город будет отреставрирован. До юбилея восемьдесят лет? Правнуки лично расскажут вам о преображённом городе, ставя свечку в день поминовения.


На чёрной футболке изображён медведь белого цвета, держащий в лапах секиру. Представьте себе бюст, повёрнутый вбок почти до профиля: морда и торс косолапого занимают всю лицевую сторону футболки, медведь серьёзен, у него секира. Чёрно-белые цвета придают ещё большую серьёзность. Нет повода для шуток. Этот медведь – медведь с ярославского герба, косолапый с древним оружием. Внизу подпись: “Ярославль. 1000 лет”.

Ты одеваешь футболку с серьёзным медведем, одеваешь бежевые штаны и светлые ботинки, чтобы усилить контраст белого на чёрном, и выходишь на радостный бульвар Агадира. Идущие навстречу арабы ведут детей. В Марокко детей вообще несметное количество: их носят в сумках-кенгурушках на груди, иногда кладут даже в спортивные сумки. Сейчас в королевстве бум рождаемости.


-1-

1 2 3 4 5 6 7 8 9 след