на главную

Глядя на мою карту, все начинают бурно восторгаться Монгольской империей, “от Вьетнама до Венгрии”: “Треть населения мира под Чингисханом!”

Час ночи – а все здесь, в нашем с Робином купе.


Чилиец взахлёб говорит о Чили, восхищается разнообразной природой этой далёкой от России страны, её вином. Задумываясь о национальных продуктах, я дополняю его слова вопросом Робину: “Не странно ли, что в русских магазинах продаётся английский чай, ведь чай в Англии не растёт?”


Шилла с радостью признаётся, что она является первой женщиной, побывавшей во Вьетнаме на “Hamburger Hill” (“Высоте “Гамбургер”. – Прим. автора), где погибло много американских солдат. Конечно, не могу не обратить её внимание на столь “весёлое” название сего холма...


Все пьют пиво, китайское – добрая обстановка во втором часу ночи. Русский, американка, чилиец из Италии, англичане. Вместе едут где-то по России. Вот, представьте: стоите Вы на ночном автомобильном переезде где-нибудь в российской глубинке, ждёте, перед Вами проносится поезд. И в нём едут американцы, англичане, чилийцы и прочие, прочие, прочие.


Именно в этот момент я понимаю, что в этом вагоне, в этом поезде, я и есть Россия. Я – Россия. Потому что я почти со стопроцентной уверенностью могу сказать, что никто из едущих рядом со мной иностранцев никогда ни с кем из русских долго не общался. Так, чтобы несколько дней, да ещё и в тесных условиях, да ещё и проезжая чуть ли не через всю Россию. Поэтому всё, всё, что я скажу, все озвученные мной мысли и мнения, моё поведение, моё отношение ко всему – и к людям, и к обстановке, – всё это будет у иностранцев ассоциироваться с русскими. Со всеми русскими. Все, кто едет рядом, расскажут в своих странах о том, какие они, русские, на моём примере. О, приятная честь, о, исторический шанс совершенно непринуждённо разломать множество стереотипов, снести их как Берлинскую стену.

Более того, я всегда считал, что самые интересные мнения о России – это мнения иностранцев. Их фильмы, книги, статьи. И здесь я встречаю ни одного заморского человека, ни двух, а целый поезд! Для меня это сравни чуду. Это подарок, настоящий подарок!


Наконец-таки я понимаю, что вагон по-английски – это “carriage”. Почему-то ни разу это слово слышать не доводилось. Внесите изменения в учебники по английскому языку.


Меня спрашивают: любят ли Путина в России? Я говорю, что да. Особенно в регионах.

— Почему?

— Я не знаю, почему, — признаюсь честно. — Не могу объяснить. Вот, у меня есть родственница в Брянской области, получает в месяц сто долларов. И голосует за Путина. Я не знаю, как объяснить.

— Почему же так происходит?

— Видимо, людям нужна стабильность, а какая она…



-4-

пред 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 след