на главную

ДЕРЕВНЯ-ДЕРЕВНЯ.

Там горячим хлебом пахнет в доме нашем,

И бежит куда-то под горой река,

И дорогу гуси переходят важно,

И в овраге шмель мохнатый пьёт росу с цветка.

Сергей Беликов, “Снится мне деревня”


Вступление.


Людям.


Этот очерк посвящён в первую очередь людям, а не природе, потому что именно они являются главной составляющей русской деревни. Ни берёзы, ни гуси с коровами, а именно люди и есть тот элемент, без которого невозможно вообразить сельский быт – основу России, её корень. Оттого и диалогов тут окажется много, и порой даже участники их не будут указываться, ведь русский человек – он и в Африке русский человек, без имени и фамилии.

Параллельной линией повествования станет описание полёта американского космического аппарата “Вояджер” – “камня”, заброшенного человеком в космос дальше любого из других “камней”. И не просто станет – судьба электронного странника прочно войдёт в жизнь деревенских жителей, пусть и совсем не надолго.


“Вояджер”.


В 1977 году для поиска инопланетных цивилизаций Соединённые Штаты Америки отправили в космос космический аппарат “Вояджер”. К аппарату был прикреплён золотой диск с информацией о Земле, более известный как “Золотая пластинка “Вояджера”. Помимо естественных земных звуков, классической музыки, изображений, на диск были записаны звуки удара молотка, пилы, удара топора о дерево и пение хора грузин.


Из очерка “Путешествие по БАМу”:


“Колесить по большим городам – это, безусловно, здорово. Но тут, на БАМе, закралась у меня в голову мысль, что после познания больших городов следует познавать деревни. Едешь в отпуск в разные сёла и посёлки. Кажется, что сама жизнь навеяла эту мысль, а кажется, помог и пелевинский граф Т. со своим опрощением. В точности через опрощение прошёл Лев Толстой, обменявший платье аристократа на деревенский кафтан. Кажется, что там оно, в затерянном далеке – самое настоящее. И сейчас словно наяву чудится, что пристанище истины находится именно в тех краях, что на краю – в благоухающей печными выдохами и свежескошенной травой российской глубинке”.


Несколько лет я не был в деревне, соскучился донельзя, понял, что не могу, что чего-то не хватает – и вот я, наконец, снова здесь, вместе с выросшими в Высокоселище родными, ежегодно приезжающими на малую родину на Радоницу. Только на сей раз я в Высоком с синей ручкой и пачкой белых листов под рукой. Этих вещей мне вполне достаточно – остаётся лишь поздороваться:


Здравствуй, русская деревня, я твой тонкий колосок.



-1-

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 след